Новинки спутниковыхновостей satdigital.org.ua » Александр Акопов, «Амедиа
Александр Акопов, «Амедиа»: На телевидении наблюдается увлечение антигероями


Александр Акопов, «Амедиа»: На телевидении наблюдается увлечение антигероями


Крупные кинокомпании стали полностью отдавать сериальное производство небольшим студиям. По такой модели кинокомпания «Амедиа» выпустила успешные драматические сериалы «Бедная Настя» и «Татьянин день», а также мистический сериал-триллер «Закрытая школа». Президент кинокомпании АЛЕКСАНДР АКОПОВ объяснил корреспонденту РБК daily КАТЕРИНЕ КИТАЕВОЙ, почему для кинокомпаний аутсорсинг выгоднее собственного производства.

Аутсорсинг и Интернет

– Почему аутсорсинг для сериального бизнеса выгоден?

– Уже давно было понятно, что эта модель производства правильная. В начале 2000-х годов приходилось работать на аутсорсинге, так как, с одной стороны, у нас был жесткий дефицит кадров, а с другой – рынок быстро рос. Тогда как бы с нуля пошел проект за проектом. Мы сформировали свой костяк авторов, режиссеров и отдел кастинга.

Кризис 2008 года заставил нас перейти на ту модель, которую мы изначально планировали. Сейчас «Амедиа» является очень компактной кинокомпанией: у нас работают 30 человек, которые занимаются финансированием и продажами, а также управляют проектами. Есть собственная киностудия, куда входят павильоны, техника, но это отдельное предприятие, где постоянно работает около 60 человек, а на пике нагрузки – 2–3 тыс.

За это время в городе появилось достаточное количество маленьких продакшн-студий, им сложно самостоятельно вкладывать деньги в разработку проекта, заниматься продажами в широком масштабе. Мы тратим свои средства на организацию проекта, разработку концепции, а потом уже ищем хорошую небольшую студию – компанию, с которой можно дальше разрабатывать и снимать сериал. Но нужно быть уверенным в том, что качество будет оставаться на высоком уровне.

– А как дешевле производить сериал, на своих производственных мощностях или на аутсорсинге?

– Дешевле, конечно, снимать проект у себя, но это сиюминутная дешевизна. Например, у нас заканчивается проект, а моментально найти следующую работу творческой группе практически невозможно. В практике такого не случается, чтобы один проект заканчивался, а на следующий день начинался другой. Поэтому приходится либо всех распускать, либо ключевых людей оставлять на зарплате и просить подождать, когда начнется новый проект. В итоге такая модель оказывается более затратной. Поэтому кажущаяся дешевизна оборачивается не самой удачной схемой для этого бизнеса.

– Вы слышали о проекте Ивана Охлобыстина и Вадима Демчога «Оператор реальности», который планируется производить на аутсорсинге полностью, начиная с жанра и сценария фильма. Возможно сегодня сделать рыночный продукт по такой схеме?

– Как эксперимент этот проект имеет право на жизнь. Но сделать из этого постоянную бизнес-модель невозможно и нереально.

– Какие проекты «Амедиа» снимает по модели аутсорсинга?

– Все, включая «Закрытую школу».

Медиа – новые, драма – прежняя

– Сегодня молодежь, а также аудитория 30–40 лет в основном потребляет контент через Интернет и свои гаджеты. Будет ли меняться подход к контенту, идеям и киносюжетам с учетом образа жизни сегодняшней аудитории?

– К счастью, новые медиа никак не отразятся на подходе к сюжетам, сценариям сериалов, фильмов. Законы драматургии были открыты еще в Древней Греции, и с тех пор ничего не изменилось. Существуют хорошие и плохие истории, законы построения остались прежними. Подходы к жанру, драматургии, персонажу определяются не способом доставки и просмотра, а самой историей.

Здесь стоит иметь в виду не сам способ передачи контента, а наличие маленьких экранов. Телевидению предстоит смириться с тем, что наличие маленьких экранов будет создавать жесткую конкуренцию, но, конечно, не для художественных жанров. Согласно измерениям, телесмотрение не снижается, а только увеличивается – и в России, и за рубежом. Потребление контента через Интернет и остальные гаджеты – это дополнение к традиционному телесмотрению. Пока мы видим, что Интернет подстегивает обычное телесмотрение через сарафанное радио в соцсетях.

– Какие требования вы выдвигаете к продюсерам и сценаристам при создании сериала?

– Сейчас важно понимать, в каком эмоциональном состоянии находится зритель у экрана, о чем он думает в этот момент. Откровенно говоря, телевидение предназначено для человека, который живет в двух режимах: смотрит телевизор на диване или фоном. Оба эти режима подразумевают, что зритель потребляет телевидение с большого экрана. Мини-экран дает совершенно другой феномен, это индивидуальное, личное телесмотрение. Но если говорить о том, что важно для продюсера или сценариста в этой ситуации, важно забыть о том, для какого средства доставки они создают свою историю, и думать о сюжете и персонажах.

– Как вы думаете, смогла бы «Амедиа» производить сериалы исключительно для интернет-площадок?

– Как только у интернет-площадок появятся бюджеты, которые могли бы покрывать затраты на производство качественного сериала, конечно, мы смогли бы снимать для них. Беда в том, что вряд ли в ближайшее время такие вложения будут возможны на российском рынке. Даже на развитом рынке США только один видеоресурс может позволить себе снять сериал, это Netflix, и пока только один сериал. Они только начинают зарабатывать деньги, которые могли бы оправдать собственное производство.

Голливуд и телерынки

– Чем каннский телерынок в этом году отличался от прошлогоднего? Правда, что на Западе настал период кризиса идей и форматов?

– Рынок находится в перманентном поиске, каждый год кажется: вот он, кризис, идей уже нет. Очевидными творческими лидерами являются американские платные каналы – HBO, Showtime. Много интересного появляется и на обычных бесплатных телеканалах, в том числе у нас. Лет десять назад была большая всемирная паника по поводу реалити-шоу, тогда все считали, что будущее за этим жанром. На моей памяти это был последний большой бум, и он не до конца оправдал ожидания. В последние годы прорывных вещей в телевизионных жанрах не произошло. С чисто искусствоведческой точки зрения в последние годы на телевидении наблюдается увлечение антигероями, они становятся главными героями. Самый яркий пример – сериал «Доктор Хаус». Но это открытие только для телевидения, в кино такие герои живут уже очень давно.

– На ваш взгляд, российские продакшн-компании готовы что-то предложить западным игрокам на рынке? Я имею в виду форматы.

– У каналов разные потребности и разная аудитория. На телерынке мы ищем проекты как для себя («Амедиа»), так и для наших заказчиков – каналов, и никогда нельзя предсказать, кому что понравится.

– Как будет происходить сотрудничество с Гильдией сценаристов Америки, планируете ли привлекать их к созданию своих проектов?

– Мы и раньше работали с голливудскими сценаристами, приглашали экспертов. С самого начала с нами работал Джефф Лернер (сериалы «Бедная Настя», «Воронины». – РБК daily). Он помог сформировать нашу индустрию. Вообще присутствие в голливудской ассоциации сценаристов открывает нам доступ к сотрудничеству с серьезными действующими профессионалами западного сериального производства.

– Как вы думаете, смогут ли наши продакшн-компании выпускать сериалы высокого качества, подобные продуктам HBO?

– Когда-нибудь наши производственные студии финансово и творчески смогут себе это позволить. Я в этом никогда не сомневался. Другой вопрос, когда созреют финансовые условия и в первую очередь творческие кадры. Но я не думаю, что это займет много времени. В ближайшие десять лет это станет реальным.

Цена вопроса

– В 2007 году вы говорили, что доля сериалов выросла до 350–400 млн долл. Вышел ли рынок на докризисный уровень?

– Объем рынка, конечно, увеличился, но не радикально. Было серьезное падение в кризисный год, потом все выровнялось, сейчас мы уже наблюдаем рост. Думаю, объем рынка находится в пределах 450–500 млн долл. Средняя стоимость производства одной серии тоже умеренно растет.

– Можете предположить, что будет с индустрией в 2013–2014 годах?

– Основной тренд заключается в том, что индустрия взрослеет. Например, я очень надеюсь на появление в России настоящего платного телеканала. Это может придать новый импульс нашему сегменту. Надеюсь, что пиратство в Интернете будет ограничено, потому что сериальная индустрия несет из-за него большие потери. Ущерб можно измерить в миллиардах долларов – и для нашей отрасли, и для сегмента связи. Сам объем рынка сильно не увеличится, потому что сейчас уже сумма велика и расти ей внутри рекламной модели некуда. Однако по расходам на единицу эфирного времени мы еще не догнали развитые страны Европы, хотя стремительно к ним приближаемся.

– Сколько примерно эфирные телеканалы тратят за час сериала?

– На российском рынке уже есть сериалы, которые производятся за 0,5 млн долл. за один час. Средняя стоимость часа увеличивается: зритель это все видит на экране, и претензии к качеству продукта у аудитории растут постоянно.

– Какой объем сериалов планируете произвести в текущем телесезоне 2012/13?

– Наши планы сильно меняться не будут: мы всегда ориентировались на 200–300 часов, такую же планку поставили себе и в этом году. Сейчас мы не гонимся за объемами, важнее становится качество продукта.

– Как обстоят дела у «Амедиа» в странах СНГ?

– Для украинского телевидения мы только что сделали проект «Спасти босса», который успешно вышел на телеканале «Украина». Сейчас украинский телерынок значительно вырос.

Катерина Китаева

rbcdaily.ru
avtorespect-ln.ru
Просмотров: 1326
[related-news]
Другие новости по теме:
    {related-news}
[/related-news]
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо под своим именем.